Езучевский Михаил Дмитриевич (1880-1928). Продолжение

В 1918 г. Михаил Дмитриевич вернулся в Москву, устроившись сотрудником отдела охраны памятников искусства и старины Наркомпроса. При содействии старинного друга Николая Дмитриевича Бартрама, директора Музея игрушки на Смоленском бульваре (впоследствии музей перевели в Загорск), он стал по совместительству сотрудником отдела охраны памятников искусства и старины Наркомпроса (поручения по охране привезенных из Петрограда царских экипажей). Тот же Бартрам привлек Езучевского к работе в техникуме кустарной промышленности в качестве преподавателя рисования. В музейном отделе Главнауки с 1919 по 1221 гг. работал научным сотрудником в отделе декоративного искусства. Сотрудничал в Комиссии по изучению и созданию детской книги при опытно-показательных учреждениях Народного Комиссариата Просвещения.

Старинный приятель Езучевского – В. А. Ватагин предложил А. Ф. Котсу пригласить художника для работы в Дарвиновском музее. На тот момент в музее остро не хватало мастера исторической живописи и живописного портрета. А. Ф. Котс писал в своих дневниках о первых годах создания экспозиции: «Явно ощутимый пробел для Дарвиновского музея, призванного отражать в своей экспонатуре не одни только законы эволюции животных, но и смену эволюционных взглядов в области самой науки и борьбу мировоззрений. Человек как социальное явление в истории естествознания – такова проблема, тщетно ждавшая достойного себе художника-отобразителя для Дарвиновского музея. И он явился, наконец, этот давно и с нетерпением ожидавшийся художник в 1922 году в лице Михаила Дмитриевича Езучевского».

За десять лет работы в музее (1920-1928) Езучевский создал замечательную серию картин по истории естествознания. Это пастели, живописные полотна и панно. ”Тонко, чутко и красочно запечатлел он образы новаторов естествознания, изобразив человека как исторический объект, как носителя определенных взглядов и убеждений”, - писал о художнике в своих воспоминаниях А. Ф. Котс. Деликатность Езучевского в обращении с историческим материалом, его глубокая философичность, щедрость красочной фантазии потрясают. По выражению Котса, ”уверенный и смелый в проведении штриха, он в обращении с краской был порой невыразимо дерзок: не довольствуясь густыми, сочными мазками, Езучевский для передачи максимального эффекта выпускал нередко краску непосредственно из тюбика на холст, искусно выводя на нем, особенно при написании костюмов, самые причудливые вензеля, бордюры и узоры”.

В галерее портретов естествоиспытателей, созданных Езучевским, особое место занимают представители эпохи Просвещения. Следующую серию картин Езучевский посвятил жизни и научному подвигу великого английского натуралиста Ч. Дарвина, а также выдающимся биологам дарвиновского периода. Все работы, следуя логике книги Ч. Дарвина, ярко и убедительно иллюстрируют доказательства теории естественного отбора. Завершает «дарвиновский» цикл пастель «Ч. Дарвин перед домом в Дауне». Ее сюжет - размышление о человеке, совершившем величайшее открытие.

Главным призванием М. Д. Езучевского была жанровая живопись, благодаря чему в фондах музея представлены уникальные серии картин, на которых запечатлены сюжеты из жизни великих натуралистов и мыслителей различных эпох. Героями его картин стали Аристотель, Р. Бэкон, И. Кеплер, Н. Коперник, Г. Галилей, Д. Бруно, Ф. Бэкон, И. Ньютон, Г. В. Лейбниц, И. Кант, О. Конт, Г. Спенсер. Об этом А. Ф. Котс писал: «Вскрыть созвучие духовных обликов …мыслителей и внешнего их образа в том виде, как они представлены нашим художником – значило бы дать двенадцать очерков двенадцати моментов из истории культуры, вправленных в двенадцать психо-физиономистических или биографических этюдов».

К сожалению, художник не успел закончить серию картин (1924-25 гг.) «К истории борьбы церкви и науки». Все десять сюжетов – грандиозный спектакль, имеющий начало, кульминацию, но не имеющий продолжения - в 1928 г. в возрасте 48 лет художник скончался. По выражению А. Ф. Котса, он «навсегда оставил яркий след в истории Дарвиновского музея».